АМЦ «Пулково»

Фото-панорама с сайта http://www.e-pavlenko.ru/

80 лет АМЦ «Пулково»

Авиационному  метеорологическому центру (далее–АМЦ) «Пулково»,  обособленному подразделению Северо-Западного филиала, 1 января 2014 года исполнилось 80 лет.

Поэтому свидетельство о создании авиаметподразделения в аэропорту Санкт-Петербург (Пулково) сегодня для нас столь же волнительно, как и свидетельство о первых шагах  ребенка. Нам важно знать этапы развития АМЦ, лица и судьбы предшественников, чтобы лучше понимать себя, а еще – ни на йоту не снижать планку их достижений.

Ни одно авиационное метеорологическое подразделение нашей страны не пережило столь тяжких испытаний. Пройти достойно через горнило Великой Отечественной войны, черные дни блокады нашим коллегам помогли беспримерное мужество, патриотизм и высокий профессионализм.

24 июня 1932 года считается днем рождения аэропорта «Пулково». Именно в этот день сдан в эксплуатацию первый объект комплекса — аэродром. От названия железнодорожной платформы, находившейся неподалеку, аэропорт получил название «Шоссейная».

Рис 1 Аэропорт

Газета «Известия» от 1932 года освещала радостное событие: «… 24 июня на посадочную площадку ленинградского аэропорта спустились первые два самолета с пассажирами и почтой из Москвы…».

Так между старой и новой столицами открылся воздушный мост, и началась летопись одной из самых ярких страниц в истории становления молодой гражданской авиации страны

В 1932 году метеорологическое обслуживание Гражданской авиации официально было возложено на органы Гидрометслужбы.

В аэропортах и визуальных пунктах по трассам полетов были организованы метеорологические наблюдения, на основании этих данных синоптики Бюро погоды составляли «Бюллетени погоды для полетов» (АВ-5), которые передавались диспетчеру аэропорта, а с его визой – вылетающему пилоту.

В 1933 году в аэропорту «Шоссейное» появилась первая авиационная метеорологическая станция, организованная Ленинградским областным Управлением единой Гидрометеорологической службы (ЛОУЕГМС) СССР (так в 30-ых  годах называлось Северо-Западное УГМС).

Осенью 1933 года инспекторами  Ленинградского областного управления единой гидрометслужбы (ЛОУЕГМС) Е.Ф.Зубковым  и П.Н. Солуяновым была построена и оборудована первая метеорологическая площадка, именно с этого времени в  АМС «Шоссейная» начались регулярные метеорологические наблюдения.

На тот исторический момент в СССР не существовало единой нормативной базы, которая бы определяла вид и форму деятельности авиационного метеорологического подразделения. Официальное открытие такого подразделения в «Шоссейное» состоялось все-таки в следующем году, когда там было открыто Бюро оповещений (далее — БО) – так решено было назвать авиаметеослужбы аэропортов.

Нам удалось найти ссылку на исторический документ — Приказ Центрального Управления Единой Гидрометслужбы (ЦУЕГМС) СССР № 262 от 27 июля 1933 года, в соответствии с которым в Ленинградском аэропорту «Шоссейное» с 1 января 1934 года должно было начать работу БО. Приказ был выполнен. (К сожалению, сам документ, сданный много лет спустя в Российский государственный архив экономики, утерян.)

Фото 2

Нормативный акт Всесоюзного Управления Воздушных Сообщений «Трансавиация» № 5-11 от апреля 1934 г. со ссылкой на исторический приказ ЦУЕГМС

Старшим наблюдателем БО  «Шоссейное» с 1 февраля был назначен Геннадий Михайлович Попов, переведенный для этой цели с метеостанции «Торфяная» (приказ начальника ЛОУЕГМС по личному составу № 358 от 21 января 1933 года).

Вообще говоря, Управление планировало приступить к работе еще раньше — с 1 января 1933 года. Однако, как видно из того же приказа, Л.М.Берман, принятый наблюдателем, так и не появился на рабочем месте и был уволен.

В то время с аэродрома «Шоссейное» осуществлялись полеты в Москву, Петрозаводск, Лодейное Поле, Вытегру. А общество «Дерулюфт» открыло воздушное сообщение по трассе Ленинград – Рига — Кенигсберг. Но самолеты «Дерулюфта» базировались на корпусном — запасном аэродроме Аэрофлота.

На протяжении всего  года идет активный процесс создания специализированной метеорологической службы, из книг приказов следует, что за год в службе сменилось семь начальников.

Среди них была и М.И. Десяткова, назначенная с 20 октября 1933 года ВРИД  начальника. И не смотря на то, что на этой должности 26-летняя Мария Ивановна продержалась всего два месяца, впоследствии ей суждено было стать одним из лучших сотрудников Северо-Западного Управления. Всю войну  она проработала старшим синоптиком Ленинградского Бюро погоды, а с 1947 по 1950 годы возглавляла  его работу.

Фото 3

М.И.Десяткова

Гидрометеорология в СССР всегда считалась одним из важнейших секторов народного хозяйства, имевшим основательную научную базу.

Приведем выдержку из документа 1933 года, в котором Руководитель военной секции Гидрометеорологического Комитета СССР И. Беляков дает директивы подразделениям ГМК СССР.

Итак, для развития долгосрочных авиационных прогнозов предписывалось предусмотреть: «максимальное использование аэрологических данных, разработку океанографических данных, в частности, результатов рейдов вдоль Кольского меридиана, усиление изучения солнечной деятельности в части влияния ее на состояние атмосферы, развитие океанографических исследований, особенно в северных морях, организацию станций для изучения атмосферы в таких районах, где сеть еще недостаточно пополнена (высокогорные и пустынные станции, северная часть Сибирского материка).» (2)

Трудно поверить, что этот документ относится к началу 30-ых годов, не правда ли?

С момента создания Бюро оповещений являлось одним из самых передовых в стране.

В Ленинграде – колыбели отечественной гидрометеорологии, где еще до войны работали три (!) обсерватории — Главная геофизическая, Аэрологическая (была открыта в 1878 усилиями Ф.П.Литке и Г.И. Вильда, действовала до июня 1941 года), Магнитометеорологическая обсерватория, кроме того  действовал Актинометрический институт – новорожденная БО рассматривалась как площадка для апробирования новых методов и приборов. Синоптики работали в одной связке с первоклассными специалистами и учеными страны.

В 1934 году здесь был установлен потолочный прожектор для определения  нижней границы облаков.

С введением в 1935 году радиосвязи на самолетах, появился новый вид полетов – «слепой полет», это потребовало от синоптиков осуществлять прогнозирование до высоты  5 000 м.

В 1935 году, на пике развития экспериментальных полетов, было организовано авиа-метеобюро (АМБ) из двух человек в дирижабле-порту. Однако оно проработало недолго – концом эры воздушных колоссов стали катастрофы крупнейших отечественных стратостатов «Осоавиахим-1» и «СССР-2».  В конце 1937 года дирижабль-порт был закрыт.

Фото 4

В Бюро оповещений испытывались потолочный прожектор ПТА-1 , определяющий высоту облаков, разные модели самолетных метеорографов Молчанова, метод производства наблюдений за горизонтальной видимостью по учащенным ориентирам и т.д.

Возникла потребность прогнозировать новые метеорологические явления и параметры: обледенение в облаках, верхнюю границу облаков, количество слоев облачности, направление и скорость ветра на высотах.

.

В 1935 году при ЛОУЕГМС был создан авиационный сектор, который возглавил Евгений Федорович Зубков.

Сектор курировал метеообслуживание гражданской авиации в зоне ответственности Управления. Действующая в рамках сектора авиагруппа каждые 4 часа передавала в эфир прогнозы погоды и штормовые предупреждения по территории управления.

Однако практика показала, что владение прогнозом по площади не дает стопроцентной возможности составления точного прогноза по маршруту. И в этом отношении вся ответственность ложилась на авиационных синоптиков.

В 1935 году  в БО был введен постоянный штат инженеров — синоптиков, синоптики одними из первых в стране начали составлять высотные карты давления и температуры.

В 1936 году  в Ленинградском аэропорту было заложено здание аэровокзала, обновлен парк авиаотряда, на линии вышла новая техника, стали летать более вместительные Г-2, ПС-40, ПС-84.

В середине 1937 года в аэропорту  приступили к самостоятельному самолетному зондированию атмосферы. Такое распоряжение поступило в связи с подготовкой к беспосадочному перелету экипажа Владимира Константиновича Коккинаки по маршруту Москва-Нью-Йорк через Исландию. В сентябре того же года для продолжения регулярного зондирования в штат службы погоды были введены две должности зондировщиков, а также поставлены самолетные метеорографы. Один системы Молчанова, другой – Боша.

Таким оборудованием можно было гордиться – аэропортов гражданской авиации, на которых проводилось  самолетное зондирование, можно было по пальцам пересчитать.

Но кроме этого БО было оснащено полным комплектом метеорологических приборов, оборудованием для производства шаропилотных наблюдений, которые осуществлялись с самого основания авиаметеослужбы, радиоприемниками широковещательного диапазона.

Во второй половине 1937 года для повышения точности прогноза для матричных самолетов в  БО начали составлять карты барической топографии.

Особенности авиационной синоптики состояли в необходимости учета средних и мелкомасштабных процессов по трассе полетов. Требовалось предсказать локальные явления, изменение облачности, возникновение гроз, туманов, резких колебаний погодных условий во фронтальных зонах. Для таких прогнозов  уже было недостаточно существующих метеостанций,  несовершенной была и система связи.

Важнейшее значение приобретали опыт  и квалификация авиационных синоптиков.

К службе погоды в СССР отношение было исключительно уважительное. В Российском государственном архиве экономики нам удалось отыскать Договор от 24 июля 1934 года, заключенный между ЛОУЕГМС и только что созданным Северным Управлением ГВФ.

Фото 5

Исторический договор между ЛОУЕГМС и Северным Управлением ГВФ

Согласно Договору, Управление ГВФ давало следующие гарантии, вот отдельные из них:

  • Предоставлять БО радиоприемные установки, обеспечивающие прием всех метеосводок;
  • Обеспечивать телефонными проводами с городами «по месту их расположения;
  • Предоставлять транспортные средства для доставки  в БО водород и обеспечивать прочее хозяйственное обслуживание….
  • Предоставлять синоптикам всех БО, по возможности не реже одного раза в месяц облеты, по каждой линии полетов, снабжая их соответствующей одеждой;
  • Обеспечить дежурный состав всех БО питанием в столовых аэропортов на равных основаниях с работниками Начсостава ГВФ;
  • Обеспечивать синоптиков жилплощадью в аэропортах при удалении аэропорта от населенного пункта (городов) не расстояние, превышающее три километра.

Кстати, был еще и бесплатный проезд городским и пригородным транспортом до места работы и обратно, бесплатное форменное обмундирование, которыми синоптики обеспечивались вплоть до Великой Отечественной войны.

Что называется, комментарии излишни.

Название «Бюро оповещений» (БО) продержалось около трех лет (1934-1937), затем было переименовано в  Авиационное метеорологическое бюро (АМБ), далее —  в Авиационную метеорологическую  станцию (АМС) «Ленаэропорт», наконец, в 1938 году в  Авиационную метеорологическую  станцию  гражданская (АМСГ), вплоть до 1975 года.

В Книге «Приказов начальника Управления по личному составу» за № 62 сохранилась весьма примечательная запись.

Приказ № 127 от 17 июня 1941 года. 

Фото 6

Приказ по ЛУГМС №127 от 17.06.1941 г.

В данном приказе  была выражена претензия руководства Ленинградского управления Гидрометслужбы, по поводу низкой оправдываемости прогноза  погоды, составленного  синоптиком  АМСГ «Ленаэропорт» Л.Л. Рупперт на 6 мая 1941 года по  г. Ленинграду.

Процент оправдываемости составил  59%, при том, что средняя  оправдываемость  по управлению составляла 60%.

Руководство обвинило не только синоптика, но и начальника АМСГ т. Колесникова В.А., который вопреки инструкции не обсудил на общем собрании АМСГ «вопиющий»  случай и не отчитался о проведенной воспитательной работе перед начальником УГМС. Провинившемуся руководителю было приказано до 25 июня провести общее собрание, отчитаться, и не допускать впредь снижения процента оправдываемости.

Фото 7

Из  вышеизложенного, можно судить, каких достижений к 1941 году добилась советская Гидрометслужба, а вместе с нею и синоптики АМСГ .

И если бы не война, до которой оставалось всего каких-то пять дней, В.А. Колесников обязательно бы  провел на АМСГ общее  собрание…

…Случилось так, что первой жертвой немецкой бомбежки в Ленинградском УГМС стала синоптик АМСГ «Шоссейная» Виктория Пекарская.

В самом конце августа в ее дом попала бомба. «Когда откапывали завал, она была еще жива, подавала сигналы, — вспоминает Евгения Семеновна Войтенко, работник Гидрометслужбы с сорокалетним стажем. — Ее откопали еще теплую, но уже мертвую. Она задохнулась, у нее были очень красивые, пышные, светлые волосы, большие глаза.

Гибель Вики Пекарской нас потрясла, это была первая гибель нашего товарища. Потом чувства притупились, жертв  стало много».

В первые дни войны ушел на фронт начальник АМСГ В.А. Колесников, записались добровольцами и погибли в боях за освобождение Родины, старшие техники А.П. Мальцев и А.Г.Копецкий. Ушел в партизаны Петр Солуянов, где погиб смертью героя, тот самый Петр Солуянов, который строил метеоплощадку.

Перечислить имена всех воевавших, погибших, работавших в блокадном городе работников АМСГ невозможно, но то, что большинство из них были людьми мужественными и патриотично настроенными — факт.

Сохранились воспоминания о синоптике Нине Михайловне Леонтьевой, которая добиралась на дежурство в АМСГ  под минометным огнем немцев, она не знала, что АМСГ была уже эвакуирована в город. Но не могла и представить, как можно не явиться на работу, даже если вокруг рвутся мины.

Ленаэропорт стал линией фронта, авиаотряд был перебазирован на аэродромы «Комендантский» и «Смольное».

В самом конце августа 1941 года АМСГ была перебазирована в город, а в 1942 году обосновалась на аэродроме «Смольное» (более позднее название —  аэропорт «Ржевка»).

К сожалению, военные годы жизни АМСГ подробно нигде не описаны. По-видимому, сказался режим секретности, окружавший работу метеослужбы в военное время.

Сохранились лишь отдельные воспоминания современников, которые утверждают, что группы, обслуживающие гражданскую авиацию, продолжали работать. Подтверждает это и Книга приказов административного архива СЗ УГМС за 1941 год.

Фото 8

Выпуск шаропилотов на аэродроме

Из нее мы узнаем, что в октябре 1941 года начальником АМСГ был небезызвестный нам Л.Л. Рупперт, то есть и в блокаду Ленинграда синоптики гражданской авиации по-прежнему оставались на посту.

На долю этих людей выпала непростая миссия обеспечивать метеорологической информацией экипажи, совершавшие перелеты по измененной трассе Москва-Ленинград. И хотя таких рейсов было немного, проводились они в тяжелейших условиях фронтовой обстановки.

Однако часть сотрудников, вероятней всего, была откомандирована на фронт. Ведь на каждом из военных аэродромов Ленинграда была создана своя АМС, в Ленинградской армии ПВО — собственное метеобюро. Персональные метеобюро имели и воздушные армии Ленинградского фронта. (9)

Авиационные метеорологи, как и все ленинградцы,  жили в суровых условиях. Здесь нельзя не привести выдержки из воспоминаний синоптика Евгении Семеновны Войтенко, которые лучше всего говорят о блокадных буднях Ленинграда.

Фото 9

Жители блокадного Ленинграда выходят из бомбоубежищ

 «27 ноября 1941. Люди очень ослабели. Есть уже опухшие от голода, многие жалуются, что, нет сил работать. Изматывают частые воздушные тревоги и хождение на работу, и домой пешком. Переживаем за Москву.

9 декабря 1941. Возвращаясь с работы, прямо на улице умер наш кассир.

30 января 1942. Холодно, темно. Работаем по суткам, чтобы меньше тратить сил на хождение. Люди изменились до неузнаваемости. Клаву Уханеву, такую хорошенькую, трудно узнать. Многие не только изменились внешне, но просто теряют рассудок. … В семьях происходят целые трагедии. У Ирины Львовны Гольдербейтер  умер от голода ее любимый сын, ее гордость, 16-летний мальчик. Муж от голода сошел с ума, сама она при смерти, чудом держится ее младшая дочь».

Таковым было страшное лицо блокады…

Но чем меньше становилась блокадная пайка, тем сильнее ужесточалась дисциплина. В воскресный день 12 октября 1941 года вольнонаемные сотрудники УГМС и АМСГ, дали торжественное клятвенное обязательство защищать Родину до последней капли крови.

С 26 ноября каждые понедельник, среду, пятницу начинают проводиться политбеседы — начало в 8-30 утра. Руководители занятий ведут журнал явки, за малейшие нарушения без уважительной причины людей наказывали.

За опоздание на работу 9 ноября 1941 года на 37 минут машинистку секретно-информационной части Охоцинскую С.Н. предают народному суду.

За самовольный уход с работы (это могло быть и несколько минут) 31 октября 1941 года  синоптикам АМСГ  Зенько и Ляленковой объявлен выговор и снижение зарплаты на 100 р. сроком на 2 месяца.

За стояние в очереди за папиросами в рабочее время старшему технику АМСГ  тов. Нуйкевичу объявлен «на первый раз строгий выговор».

«Предупреждаю всех служащих и рабочих Управления, что впредь за подобные поступки мною будут приниматься строгие меры взыскания, вплоть до немедленного увольнения с работы.

Начальник Управления ГМС Семенов Г.А.».

Жестоко. Но кто знает, может быть «ежовые рукавицы» и страх сурового наказания  помогли многим сохранить рассудок и просто выжить?…

Не смотря на все трудности и страдания, сотрудники АМСГ продолжали «давать погоду».

Прогнозы составлялись по «обрезанной карте», ведь информация с запада Европы, в том числе оккупированных территорий СССР, не поступала. В сутки составлялись 4 синоптические карты и 12 кольцевых карт погоды.

Фото 10

«Кольцовка», военных лет, составленная синоптиками по «обрезанной карте».

При составлении прогнозов синоптики использовали данные радиозондов, шаропилотные наблюдения, штормовые оповещения и синоптические консультации Центрального Института Прогнозов.

Для составления прогнозов для штурмовиков и бомбардировщиков использовалась погода с борта самолетов, аэродромов и данные авиаразведки.

Работа коллектива Управления Гидрометслужбы Ленинградского фронта, в тяжелейших условиях блокады Ленинграда, получила высокую правительственную оценку.

Только в феврале 1946 года Гидрометеорологическая службы была выделена из системы Народного Комиссариата Обороны и преобразована в Главное Управление Гидрометеорологической службы при СНК СССР.

Центральный аэропорт с аэродрома «Смольное» перебазировался на прежнее место в Ленаэропорт в марте 1948 года.

После Великой Победы АМСГ начала осваивать мирную профессию.

В  эксплуатацию поступила новая авиатехника: Ан-2, Ил-12, Ил-14, начинается переход на  реактивной техники

В 1951 году открыто новое здание аэровокзала по проекту архитектора А.И. Гегелло, массивное, удобное, красивое, которое строили пленные немцы.

АМСГ была отведена небольшая комната, в помещении дежурили три человека – два синоптика и наблюдатель. Первые каждые три часа составляли прогноз и оформляли полетную документацию для вылетов самолетов.

Метеонаблюдатель с периодичностью полчаса снимал данные фактической погоды на метеоплощадке, а затем передавал диспетчеру сводку авиапогоды на бланке АВ-3.

В 1964-ом в АМСГ выделили отдельное крыло с помещением для синоптиков, радиоаппаратной, установили метеорологический радиолокатор МРЛ-1. У взлетной полосы построили основной пункт наблюдения (ОПН).

Вскоре для обслуживания высотно-скоростной авиации на АМСГ была введена новая форма полетной документации — прогностическая карта АКП-1 (прогноз особых явлений в картографической форме и прогноз ветра и температуры на изобарических поверхностях 400 и 300 мб), бланк АВ-11. АКП печатались на множительном аппарате ТПА.

Фото 11

В.М. Шапарь.Первое фото в главной газете Ленинграда

Были организованы наблюдения на ближних приводных радиомаркерах — БПРМ. Кстати, о дежурствах на БПРМ, техники – а в основном это были женщины — не могли вспоминать спокойно.

Ехать на БПРМ нужно было в непогоду – именно в сложных метеорологических условиях экипажи воздушных судов нуждались в самых актуальных и точных данных о высоте нижней границы облачности и видимости.

Щелястые домики, в которых размещалось метеооборудование, насквозь продувались ветром, а хлипкие двери не являлись сколько-нибудь серьезной защитой. Учитывая, что находились они вдали от здания аэропорта и людей, в гости мог завернуть любой бродяга. Так что наблюдатели ехали туда с чувством обреченности, этой «ужасной» вахте, длившейся вплоть до начала 80-ых годов, положила конец автоматизация. После ввода в эксплуатацию  КРАМСа данные с БПРМ стали поступать на ОПН автоматически.

В 1973 году пассажиры ночного рейса с 24 на 25 апреля впервые услышали новое название ленинградского аэропорта – «Пулково».

В 1974 году АМСГ «Ленаэропорт» была переименована в АМСГ «Ленинград», а в сентябре 1975-го преобразована в Ленинградский авиационный метеорологический центр  — АМЦ «Ленинград».

С этого времени АМЦ начал осуществлять  методическую деятельность на территории Северо-Западного УГМС.

Производились инспекции АМСГ, рассылались новые руководящие документы, проверялось качество синоптического анализа, оказывалась необходимая методическая помощь.

Большой вклад в создание методического отдела внесла старший инженер-методист Валентина Васильевна Новикова.

В 1976 году АМЦ  вновь улучшил «жилищные условия», переехав в новое здание аэровокзала Пулково-1. В нем АМЦ был отведен почти десяток кабинетов.

Именно в АМЦ, впервые в СССР, прошла испытания первая автоматическая станция «Лагуна» — предтеча КРАМСа, работавшая еще на феррито-транзисторных ячейках.

В начале 80-ых, перед запуском в серию проходили испытания датчики видимости ФИ-1, ФИ-2 и ФИ-3.

Здесь же тестировались все модификации КРАМСа (М, 1, 2), которые тогда выпускались в Риге.

Проводились испытания автоматизированных радиолокационных комплексов «АКСОПРИ» и «МетеоЯчейка», которые создавали  специалисты ЗАО «ИРАМ», ЦАО, ГГО.

Сотрудники  АМЦ не только участвовали в испытаниях новой техники, но и вносили предложения по ее усовершенствованию.

Фото 12

1979 г. синоптик Т. В. Омельченко консультирует экипажи

В конце 80-ых  в оперативное авиаметеобслуживание начали вводиться автоматизированные рабочие места (АРМы) синоптика-прогнозиста, метеоконсультанта, техника-метеоролога, техника связи.

При организации перехода с визуальных на автоматизированные наблюдения много сделано метеорологом Татьяной Николаевной Уткиной. Без ее активного участия техники-метеорологи вряд ли сумели оперативно перейти на новые технологии наблюдениий.

Фото 13

В. А. Кураченкова (слева) и Т .Н. Уткина (справа)

Установка МРЛ-1 была огромным достижением в метеорологии. Большой вклад развитии радиолокационных наблюдений внесли Валентин Иванович Таболов, проработавший около 30 лет руководителем МРЛ, инженер-метеоролог Нина Ивановна Косырева – вдумчивая, серьезная,  которая внедряла процессы  автоматизации МРЛ в АМСГ.

Фото 14

Старший инженер МРЛ В. И. Таболов на рабочем месте

В 1992 году закончилась еще одна «эра» — после установки на ОПН комплекса КРАМС-2 прекратились круглосуточные наблюдения техников-метеорологов на метеорологической площадке – метеорологические данные  начали поступать и обрабатываться  автоматически посредством  КРАМС-2.

В  1993 году  АМЦ «Ленинград» был переименован в АМЦ «Пулково».

90-ые годы оказались  очень сложными для всей  нашей страны, и это  не могло, не отразится  на работе всей  Гидрометслужбы, а особенно на  деятельности АМЦ\АМСГ.

Авиаметподразделения остались без бюджетного финансирования, перешли на принцип рыночной экономики, самостоятельно выживали.

Под крыло авиапредприятий перешли  АМСГ Северо-Запада: Калининград, Великие Луки, Смоленск, Ржевка, Новгород, Петрозаводск, Апатиты.

Свои финансовые проблемы  им удалось решить только поначалу — через несколько лет многих постиг крах.

В 1994 году АМЦ «Пулково» в полном составе перешел в ГУП «Коммерческий гидромет», переименованный в дальнейшем в ФГУП «Госмет». Как говорится  обрели самостоятельность ото всех.

С этого времени АМЦ работает на полном самофинансировании на основе заключения договоров с авиапредприятием «Пулково».

Серьезные перемены в жизни АМЦ произошли в  конце 2005 года, когда на базе АМЦ  был создан Северо-Западный филиал АНО «Мететеоагентство Росгидромета».

Начиная с 2006 года и по сегодняшний день,  АМЦ демонстрирует  максимальную  для авиаметеорологического сектора России динамику технического перевооружения и внедрения технологических инноваций в оперативной практике АМО.

На двух взлетно-посадочных полосах  аэродрома Санкт-Петербург (Пулково) и на АМЦ установлены

  • основные и резервные метеорологические  приборы фирмы «Вайсала»;
  • АМИИС КРАМС-4;
  • АИС «МетеоСервер»;
  • АМРК «Метеор-Метеоячейка»;
  • Грозопеленгатор;
  • РС «Марс»;
  • SADIS 2G;
  • АИС «Метеоконсультант»;
  • АИС «Метеоэксперт»;
  • АИС «МетеоЦентр»;
  • АИС «МетеоБрифинг».

Данное оборудование позволило провести оптимизацию процесса всех наблюдений

на аэродроме, переход на 1-минутные  автоматизированные наблюдения,  формирование и выдачу сводок авиапользователям.

В АМЦ осуществлен проект централизации прогнозирования на территории филиала.

Синоптики Пулково осуществляют прогнозирование по аэродромам Санкт-Петербург (Пулково), Петрозаводск, Псков, вертодромам Валдай, Стрельна, МДП Санкт-Петербург, Великие Луки, Петрозаводск, РЦ  и  ЗЦ Санкт-Петербург.

Кроме классических синоптических технологий используется метеоинформация, созданная, на основе расчетных данных численных мезомасштабных моделей COSMO, а также другие численные модели атмосферы.

Сегодня специалисты АМЦ получают огромный поток самой актуальной и современной метеоинформации  по оптоволоконной и спутниковой связи, по интернету.

Передача, сбор и распространение информации автоматизированы, а все рабочие места объединены в локальную сеть.

До недавнего времени информационный обмен  происходил по сети МЕКОМ через центры коммутации АСПД Санкт-Петербургского УГМС, в настоящее время  между АМЦ и  ФГБУ «Авиаметтелеком Росгидромета» организован дополнительный  виртуальный канал VPLS – соединения.

В  связи с  новыми стандартами ИКАО/ВМО в части внедрения системы менеджмента качества (далее — СМК) в области  авиационного метеорологического обслуживания в АМЦ в 2011 году  был создан новый отдел контроля качества АМО и производственной деятельности, который осуществляет  необходимые мероприятия по внедрению новых  стандартов  ИКАО.

АМЦ  в числе первых подразделений  в РФ получил сертификат СМК в области АМО, провел огромную работу по  подготовке и  оценке компетентности авиационного метеорологического персонала в филиале.

Кроме того, специалисты отдела осуществляют на постоянной основе:

  • автоматизированную верификацию прогнозов по аэродромам филиала, как по каждой АМЦ/АМСГ, так и по каждому  синоптику;
  • мониторинг ОРМЕТ информации, осуществляют корректирующие действия, готовят анализы, информационные письма
  • организовывают методическое сопровождение, координируют действия авиаметподразделений филиала;
  • разрабатывают перспективы и направления  развития АМО в филиале.
  • принимают участие и проводят  совещания, семинары, выставки.

Сегодня АМЦ – это, прежде всего коллектив, квалифицированный, постоянно растущий, обладающий  большим опытом работы в области метеорологии,  технических и информационных систем и технологий. Это коллектив единомышленников  и оптимистов, труд всех сотрудников  достоин уважения и преклонения.

С  особой теплотой в АМЦ вспоминают   ветеранов   авиаметподразделения Михайлову Т.И., Ташлинцеву Л.Г., Шапарь В.М., Федорову, В.В.,Тряхову Р.К., Хайрулину В.Я. и многих-многих других.

АМЦ «Пулково» строился на принципах сочетания  лучших традиций отечественной авиаметеорологии и самых современных достижений в  мировой метеорологии, коллективу  общими усилиями удалось создать уникальный продукт, качество которого стало настоящим прорывом, оказавшим влияние на повышение стандартов работы всех авиаметеорологов  страны.

Сейчас АМЦ входит в тройку  лидеров нашей отрасли, стоит ли оглядываться  на прожитые годы?

Стоит. Потому что беспамятство – грех, имеющий разрушительную силу. Наша обязанность – помнить и сохранять то лучшее, что было в Гидрометслужбе.

Только зная все испытания и беды, выпавшие на долю наших предшественников, их победы и достижения, мы сможем ценить и уважать свое дело, а также лучше понимать собственную миссию.

 

Список использованной литературы:

  1. Фонды С-З УГМС, Очерки по истории Северо-Западного Управление гидрометслужбы, 1972г.
  2. Российский государственный архив экономики, Ф 8061, опись 2, дело № 127, CC 33-34.
  3. А.Г.Дегтярев, К.С.Померанец, Погода, люди, времена, Метеоагентство Росгидромета, 2005.
  4. Российский государственный архив экономики, Ф 8061, опись 2, дело № 341, лист 191 – 194.
  5. Сборник Великая Отечественная война в воспоминаниях ветеранов Северо-Западного УГМС.  – СПб., 1995.
  6. Фонды С-З УГМС, Кознов С.П., Очерки по истории Северо-западного управление Гидрометслужбы, 1972.
  7. Адамов П.Н. Жизнь, отданная любимому делу.  – Л.: Гидрометиздат, 1965, C111.
  8.  Фонды С-З УГМС, Альбом к 50-летию Победы, 1995г.
  9. Административный архив С-З УГМС, Книга приказов начальника управления по личному составу. Опись 2, № 63, 16.09.1941-31.12.1941.
  10. Административный архив С-З УГМС, Книга приказов начальника управления по личному составу. Опись 2, № 63, 16.09.1941-31.12.1941, Приказ №30, 2 ноября 1941, С 69.
  11. Справочник по климату СССР, выпуск 3.- Ленинград, 1972, C 53